Звенигородская биологическая станция
при Московском Государственном университете
им М.В.Ломоносова

В 1934 году биостанция была передана Московскому университету. С этого момента начался новый этап в истории биостанции - она стала учреждением как научным, так и учебным, и ее история стала частью истории биологического факультета МГУ. Расширилась учебная и исследовательская работа, начали работать молодые ученые, студенты, аспиранты биологического факультета. В 1936 г. на биостанции впервые была проведена летняя практика студентов по зоологии и ботанике, и подобная практика для студентов биофака МГУ I-II курсов проводится и в настоящее время.

Первым сотрудником Московского университета, который с момента вхождения ЗБС в состав МГУ начал проводить регулярные исследования в окрестностях Звенигорода, стал доцент кафедры зоологии позвоночных биологического факультета Е.С.Птушенко. Он ввел в летнюю практику самостоятельные работы студентов (1936), значительная часть которых посвящена экологическому мониторингу. (Подобные самостоятельные работы, постоянно модифицируясь в соответствии с современными задачами, ведутся до сих пор). Е.С.Птушенко провел полную идентификацию авифауны бывшего Звенигородского уезда, собрал и опубликовал большой материал по экологии и питанию птиц, заложил основу для ведения орнитологического мониторинга. Большую роль как в проведении летней практики, так и в организации экологических исследований в довоенные и послевоенные годы, вплоть до последнего года своей жизни, сыграл доцент кафедры зоологии позвоночных К.Н.Благосклонов. Увлеченный энтузиаст и неутомимый экспериментатор, он один из первых начал проводить исследования не в лаборатории, а в природе, разработав для этого ряд оригинальных методик.

В 1938, 1940 и в последующие годы на Звенигородской биостанции во время учебного процесса и вне его собирали материалы А.Н.Формозов и В.И.Осмоловская, использовавшие наблюдения на ЗБС наряду с проведенными в других местах для написания больших и во многом основополагающих работ. А.Н.Формозов явился организатором зимней студенческой практики на ЗБС, отдельные фрагменты которой продолжаются и до настоящего времени.

Годы репрессий, потрясшие всю страну, коснулись и судьбы биостанции и ее сотрудников. Еще в 1927 г. Н.К.Кольцов и Н.И.Вавилов будучи на съезде в Берлине предупреждали работавшего там Н.В.Тимофеева-Рессовского - не возвращайся, погибнешь! В 1929 г. был арестован и сослан С.С.Четвериков.

Печально известна судьба многих выдающихся биологов того времени, в том числе тех, кто начинал свою научную деятельность на Звенигородской биостанции. В книге С.Э.Шноля "Герои и злодеи российской науки" приведены фамилии знаменитых биологов, которые подвергались политической травле со стороны властей.

"Были арестованы и погибли трое из четырех президентов ВАСХНИЛ довоенного времени - Н.И.Вавилов, А.И.Мурадов и Г.К.Мейстер, академики АН СССР Н.М.Тулайков, Н.П.Горбунов, Г.А.Надсон, член-корреспондент АН СССР Г.А.Левитский, академик АН УССР И.И.Агол, профессора С.Г.Левит, М.Л.Левин, Л.И.Говоров, Г.Д.Карпеченко, К.А.Фляксберг, Б.А.Паншин, Н.К.Беляев. Был снят в 1939 г. с поста директора основанного им Института экспериментальной биологии Н.К.Кольцов. В 1940 г. была арестована и группа ленинградских генетиков, скоропостижно скончался затравленный Кольцов.

Сослан на каторгу В.П.Эфроимсон за представленное в Прокуратуру СССР и в отдел науки ЦК КПСС обвинительное заключение о вреде, наносимом Лысенко и его окружением народу и стране.

В 1948 г. умер А.С.Серебровский, после 1948 г. отстранен от должности И. И. Шмальгаузен, отстранен и умирает М.М.Завадовский, отстранен и умирает обвиненный в космополитизме Д.Л.Рубинштейн, кончил жизнь самоубийством любимый профессор Московского университета Д.А.Сабинин".

В 1937 году была арестована декан Биологического ф-та МГУ Быховская. И сразу было начато обследование хозяйственного положения на Звенигородской биостанции. Но как выяснилось впоследствии, образованная комиссия интересовалась в основном самим Скадовским, как руководителем станции и его собственностью. В архиве кафедры гидробиологии сохранились приказы, письма, распоряжения, характеризующие обстановку того времени, ниже мы приводим эти документы.

Особенно большую активность в деле ревизий Станции и научной и общественной деятельности Скадовского проявил аспирант Скадовского, кандидат партии Семен Осипов. Семен Осипов - бывший студент кафедры, потом аспирант кафедры, позднее к.б.н. В 1932 г будучи студентом 3-го курса Биологического отделения был послан на практику в Каспийский ин-т. От Директора Каспийского ин-та М. Герасимова на ф-т пришло письмо, в котором он обращает внимание на крайне несознательное и недобросовестное отношение к работе Осипова. "По окончании его самостоятельного рейса просмотр журналов вызвал должный ряд недоумении и сомнений в правильности производства работ. Но затем выяснился позорный факт фальсификации данных по температурным наблюдениям. Выяснилось, что С.К.Осипов вовсе не вел указанных наблюдений, а вписывал цифры из головы....Подобное отношение дискредитирует научно-исследовательские работы в глазах рабочих рыбной промышленности и судовой команды, что крайне тяжело отразилось на ходе работ".

После опубликования приказа № 112 все прежние служащие Станции были уволены, а рабочая комната Скадовского без его предупреждения и в его отсутствии ликвидированы и превращены в жилые помещения.

Станцией стал заведовать С.К. Осипов, который вместе с другими новыми служащими станции, привел Станцию в состояние полного развала. Обнаружилась растрата. Осипов был вскоре смещен и по суду должен был возвратить незаконно присвоенные им деньги.

После Осипова на Станции в течение короткого времени сменилось несколько заведующих, научная работа прекратилась, а расходы на ее содержание сильно возросли.

В ответ на снятие его с заведования Станцией и развал научной работы вновь поставленными заведующими (Милешко и др), С.Н. Скадовский пишет протест Директору Университета Бутягину, Народному Комиссару Просвещения Тюркину и Зам Председателя Совнаркома А.И. Микояну. ОН обращается также к общественности факультета.

В докладной записке С.Н,Скадовского Заместителю Председателя Совнаркому Микояну А.И он предлагает для сохранения гидро-физиологического направления на станции передать ее одному из ин-тов ВНИРО или Мосрыбвтуза, также передать в Академию Наук (в ин-т к С.А. Зернову).

Сергей Николаевич обращается к директорам ин-тов акад. Н.К. Кольцову, акад. С.А.Зернову с просьбой подтвердить научную значимость проведенных работ на Станции. От этих ин-тов на имя директора Университета Бутягина были получены заявления, подтверждающие теоретическую и хозяйственную ценность работ на Биостанции.

На Биологическом ф-те и на Биостанции начинается период травли и запугивания самого С.Н.Скадовского и его семьи со стороны новых служащих Станции (Каретникова, Н.В.Лебедев, Ф.Милешко, Тыртикова) при явном попустительстве администрации Биофака.

В ночь с 12 на 13 января 1938 г произошла кража и разбой на даче на Биостанции. В доме были выбиты стекла, в комнатах раскрыты шкафы и ящики столов, разбросаны бумаги, документы и носильные вещи. Пришлось вызывать милицию и заводить уголовное дело.

А сам Сергей Николаевич продолжает бороться за сохранение научной самостоятельности Биостанции. Вопрос о Биостанции обсуждался на заседании кафедры гидробиологии Московского университета, выписка из протокола заседания приведена ниже.

Еще ранее был реабилитирован комсомолец Пожитков А. Т. и восстановлена на работе по суду Брюхатова А.Л. Сам С.Н.Скадовский основанную им биостанцию больше никогда не возглавлял.


На титульную страницу