Беломорская история

С.М. Глаголев, А.Б. Шипунов, П. Волкова

Материалы Беломорской экспедиции

Началось все довольно давно: еще в 1938 году биологическим факультетом МГУ была организована экспедиция под руководством И.А.Воскресенского, бывшего в те времена аспирантом, с целью выбора места для морской биологической станции биофака МГУ (будущей ББС). Побережье Белого моря лучше всего подходило для обустройства базы: там и климат лучше, чем на Баренцевом море, и места более легкодоступные и обжитые. Экспедиция прошла довольно большой отрезок береговой линии, найдя подходящее для биостанции место на берегу Ругозерской губы. Она расположена недалеко от железной дороги, закрыта от ветров мысом Киндо, а находящиеся поблизости озера служат источником пресной воды. На этом месте был вбит заявочный столб и построено первое здание - избушка. Но до войны студенческих практик так и не было. После войны директором ББС стал Николай Андреевич Перцов, интересовавшийся тогда кормовой базой гаги и впоследствии защитивший кандидатскую диссертацию по этой теме, и именно тогда станцию начали использовать для проведения учебных студенческих практик многие кафедры, причем не только полевого, но и лабораторного отделений.

Для строительства и налаживания быта на необустроенной станции был организован стройотряд, состоявший в 70-е годы в основном из учеников и выпускников математических классов школы 57, выпускником которой был и Перцов. Организовал математические классы Николай Николаевич Константинов, много раз бывавший в стройотряде на ББС. Н.Н. Константинов предложил сотруднице кафедры цитологии и гистологии биофака МГУ Галине Анатольевне Соколовой организовать биологический класс в 57 школе. В первый набор этого класса (1973 г.) попал С.М. Глаголев. Г.А. Соколова сама проходила практику на ББС и потом не раз ездила туда со студентами.

В первый год существования класса ученики его проходили практики и выезды на ЗБС МГУ, в Пущино-на-Оке. Планировалось после 9 класса и проведение практики на Белом море. Чтобы найти место для проведения практик, была организована группа примерно из 10 человек учеников биокласса (Марина Букина, Лена Базунова (?), Лена Мусаткина, Миша Пустынников, Андрей Лях, Валера Крупник, Петя Ханжин, Боря Жуков (?), Леша Калинин (?); позднее приехал с Куршской косы Саша Голубцов. Голубцов, Ханжин и Калинин имели опыт выездов и экспедиций, так как занимались в биологических кружках - ВООПе и КЮБИКе. У остальных полевой опыт был минимальный. За неделю до отъезда Г.А. Соколова заболела, поэтому в качестве руководителя поехал Н.Н.Константинов.

Стоял конец июня, год выдался комариный. В Пояконде члены разведочной группы выгрузили вещи и стали искать место для жилья. Группе повстречался пьяный в дым огненно-рыжий человек по имени Альберт. У Альберта была искусственная рука и дом без электричества на хуторе с противоположного берега от Пояконды. Вода в этой части губы оказалась заметно опресненная, фауна бедная, поэтому это место плохо подходило для проведения практик. При этом члены группы отличались редкостным раздолбайством, поэтому в конце концов Н.Н. Константинову это надоело, он уехал в стройотряд ББС, оставив школьников одних. После его отъезда школьники договорились с Альбертом о лодке, но посчитали, что ходить в море на веслах - несолидно, поэтому решили купить мотор, для чего скинулись по десятке («Ветерок» стоил тогда 130 рублей) и на электричке поехали за ним в Чупу. На лодке с мотором, чудом не потонув, часть группы добралась до стройотряда, который тогда прокладывал телефонную линию от Пояконды к ББС, действующую и поныне. В стройотряде члены группы узнали, что севернее - в старом поморском селе Ковде - очень много брошенных домов, почему и решили туда отправиться. От Княжой часть людей пошли пешком по трассе Санкт-Петербург -- Мурманск, а часть отправились от Пояконды через лес напрямую. В Ковду странным образом попали все и там договорились об аренде дома. Группа поселилась в этом доме. Ходили на экскурсии по литорали и в лес, пытаясь самостоятельно знакомиться с растениями, наблюдая птиц и беспозвоночных, но практики как таковой не было (не было ни орудий для сбора проб, ни определителей). Впоследствии дом был выкуплен Г.А. Соколовой у хозяев и стал постоянной базой для практик 57 школы, а затем и 520 школы.

После этого (1979-1986 гг) С.М. Глаголев вел курс зоологии беспозвоночных в 57 и 520 школе, неоднократно участвовал в проведении беломорских практик со школьниками в Ковде и сам дважды проходил практики на ББС МГУ. Параллельно он вместе со многими друзьями по биофаку, в том числе своими одноклассниками, занимался проведением школьных биологических олимпиад МГУ и участвовал в работе ЗБШ - заочной биологической школы. После окончания аспирантуры С.М.Глаголев работал заведующим ЗБШ - биологического отделения ВЗМШ, директором которой тогда являлся В.Ф. Овчинников. Конкурс в ВЗМШ в то время был очень большой. Самые сильные ученики приглашались на очные занятия - весеннюю и летнюю школы. Первая двухнедельная летняя школа проходила в Москве в Институте проблем передачи информации, впоследствии все участники этой школы поступили на биофак. Отсюда возникла идея ЛЭШ - интенсивных занятий биологией в каникулы с учениками - победителями олимпиад из провинции и Москвы. В 1991 г. у организаторов ЗБШ возникла идея организовать биологический класс в Москве и объединить работу с ним с деятельностью ЗБШ (и действительно, участники двух весенних школ ЗБШ спали в здании школы 43 на раскладушках, но позднее жить в школе запретили). В то время в школе 43 были только гуманитарный и математический классы, были опробованы и разнообразные экзотические варианты вроде гуманитарно-математического и даже педагогического класса. Математическими классами 43 школы руководил Б.П. Гейдман; он до 43 школы работал в школе 2, директором которой был В.Ф. Овчинников, в 1991 году в школе 43 был организован первый биологический класс, в котором С.М. Глаголев работал первый год научным куратором на общественных началах. Затем Б.П. Гейдман уговорил С.М. Глаголева полностью перейти работать в школу 43, а во ВЗМШ Глаголева заменила Н.П. Маркелова, работавшая тогда экскурсоводом в Палеонтологическом музее (она руководит биологическим отделением ВЗМШ до сих пор).

В учебную программу нового биокласа (первый набор в 10 класс состоялся в 1991 году) исходно были включены полевые практики, в том числе, естественно, и морские. Еще в 1989 году С.М. Глаголев с М. Штутманом и его собакой Дези (матерью Бетти) приехали в деревню Нижняя Пулонга, чтобы найти место для проведения практики. Там они встретили Сергея Васильевича Власова -- единственного мужчину пенсионного возраста. Остальные мужчины, работая на слюдяных шахтах, все умирали в 50-55 лет. Он же на шахте работал плотником и поэтому сумел сохранить здоровье (несмотря на постоянное нахождение «слегка под мухой»). У него было два дома на месте слияния дороги с кладбища с основной дорогой, один из которых пустовал. В нем даже было электричество. Других пустующих домов в Нижней Пулонге не было, несмотря на ее малообитаемость зимой. Власов поселил их в доме за бутылку спирта. Глаголев и Штутман, решив узнать, что происходит в окрестностях Пулонги, побывали в Чкаловском и на Картеше (в гостях у Ю.И. Аршавского и Ю. Панчина, работавших на Картешской биостанции - в это время Глаголев числился в одной с ними лаборатории Межфакультетской лаборатории им.Белозерского - корпуса «А»). В Чкаловске они чуть было не приобрели мрачный домик-будку рядом с пирсом парома, который только первый год не работал (из-за проложенной дороги Чкаловск -- Чупа). За тот же спирт, имеющий среди населения большую цену, договорились с мужиками плыть на Кереть, которая была тогда нежилой, хотя ее уже начинали осваивать дачники. Кереть вроде бы подходила для проведения практик, но ее "освоению" препятствовали некоторые проблемы: во-первых, в то время туда было очень затруднительно добираться, а, во-вторых, там просто невозможно купить дом, хотя бы потому, что часто нельзя было выяснить, кому дом принадлежит. Кроме того, для проведения практики приходилось бы плавать довольно далеко от дома, так как сток реки Керети сильно опресняет залив. Одним словом, в тот момент Кереть не могла быть использована для создания на ней базы. Поэтому было решено в следующем году снова ехать к Власову, в Нижнюю Пулонгу.

В 1991 году была проведена первая Беломорская практика для одиннадцатого класса. В ней участвовали: С.М. Глаголев, Сергей Лукьянов, Катя Богданова (выпускники 57 школы), Игорь Окштейн (классный руководитель первого биокласса), Надя Маркелова, Заяц (Саша Попов), Утка (Володя Попов), Аленка Глаголева, Дмитрий Игоревич Арнольд (заведующий инструментом), Ирина Юрьевна Арнольд. Из школьников поехали Паша Иванов, Катя Кутукова, Кирилл Куликов, Юля Балатюк, Оля Леонтьева, Наташа Сердюк, Максим Крылов, Рома Захаров, Митя Сучков, Даня Розенкноп, Маша Авласенко, Катя Арнольд, Надя Кожевина, Андрей Комаров и Миша Елуашвилли. В этот год на участке Власова построили сортир, который функционирует до сих пор. Д.И. Арнольд соорудил в доме столы, а в Москве сварил тяжеленную драгу из толстой стали - бронелиста. В качестве плавсредства тогда использовался катер "Прогресс" с веслами (взятый напрокат у местных), поднять на него эту драгу было невозможно, поэтому ее приходилось во что бы то ни стало дотаскивать до берега по дну. Это не помешало собирать традиционный зоологический материал и изучать его, некоторые школьники даже начали рисовать на достаточно профессиональном уровне. Класс этот был одним из самых буйных. На Картеш в тот год добирались на Картешском судне («Профессоре Кузнецове»), большая часть народа жила в избе. Люди там опять ничем не занимались, кроме прогулок по окрестностям. Достаточно показательным примером абстрагирования участников практик от окружающего мира является такой случай: во время этой практики в Москве начался путч. Узнав об этом, Н. Маркелова побежала в дом с криком: "Сергей, переворот, переворот!". В тот момент школьники как раз проводили драгировку, и С.М. Глаголев перепугался, что это перевернулась лодка, а узнав, в чем дело, с облегчением вздохнул.

В 1992 году в практике участвовали В. Паракецoв, А. Квашенко, Н. Паракецoва, В. Чуб, М. Квашенко и Е. Парнес с гигантским количеством детей (тремя). В тот год С.М. Глаголев уехал в середине практики, поскольку во время ее проведения родился Алешка Глаголев. Из школьников поехали С. Сокольская, К. Песцов, Д. Ребриков, А. Басин, И. Кельмансон, А. Замятин, Н. Наумова, Е. Елисеева и другие. В этот год возник базовый лагерь возле пирса, появилась идея полиэтиленовых лабораторий, был в первый раз построен катамаран. Парус на него ставить не стали, ходили только на веслах, поэтому почти все маршруты были материковые. Во время одной из немногих морских экскурсий Вася Паракецов ухитрился единственный раз за всю историю практик упасть на полном ходу с катамарана в воду.

В 1994 году в практике участвовали О. Юрцева и А. Шипунов. В доме Власова кто-то поселился за деньги, поэтому договорились с хозяйкой маленького домика - Раисой Ивановной Юрковой (Чайниковой). У практикантов появился первый мотор, поэтому с Иванова Наволока были предприняты первые островные экспедиции на острова Рыженький и Сидоров. Съездили также на Кереть. Начали составлять список флоры, в том числе мхов и лишайников.

В 1995 году практика была отменена из-за недостатка желающих. Вместо нее было проведено что-то вроде экспедиции. Из плавсредств были "Бриг", "Корсар" и катамаран. Тогда впервые смешались разные классы, поехали учителя математики: В.Д. Арнольд, В.А. Лущекин, Л.С. Фрейдберг - всего 19-20 человек. Героическая экспедиция смогла обогнуть мысы Красный и Кузокоцкий и доплыть до ББС, а затем добралась по железной дороге до Ковды.

В 1999 году на практику поехал класс Полины Волковой. Тогда же возникла идея провести множество практических работ, а также собрать побольше гербарных материалов. Впервые были организованы большие пешие походы, а поскольку у Глаголева появился автомобиль УАЗ (в просторечии ``буханка''), стало возможным забрасывать группу далеко от лагеря, с тем, чтобы она возвращалась или шла дальше пешком. Таким способом ботаническая группа попала к озеру Уракко, к озерам Большое и Малое Бизонье и обнаружила рыбачью избушку на оз. Белое. На озере Верхнее Пулонгское нашли популяцию гибридной росянки, которая в следующие годы стала объектом исследований. Как обычно, состоялась поездка на Картеш и оттуда на остров Сидоров (со второй попытки). Очень много сил было потрачено на сбор и определение большой коллекции зеленых мхов.

В 2000 году наступила эра исследования островов и Великих Северных Походов. Первый поход был от озера Белое до дер. Нильмогуба и обратно. Невзирая на плохие карты, блуждания по болоту по дороге туда и туман при возвращении, группа не только разведала маршрут, но и описала озерную и береговую растительность множества встреченных озер. Впервые началось систематическое изучение флоры островов: были исследованы как близлежащие Иваниновские острова, так и острова с мористой части Сидорова и остров Кругляш. Класс Лены Кумсковой осуществил также множество других работ, в том числе с литоральными растениями и можжевельником. Энергии участников хватило даже на то, чтобы почти трое суток непрерывно наблюдать за поведением листьев двух росянок, а потом еще и изучить гигантскую (более 1000 особей) популяцию этих растений. В последний день практики удалось съездить на восточную оконечность оз. Воробьево, где нашли немало редких растений.

2001 год --- год первой Беломорской экспедиции. Практика на Белом море в этом году состояла из научно-исследовательской и учебной части, причем первая явно преобладала. Было приглашено множество народа, в том числе супруги Сергей и Дарья Суховы, Света Полевова и студенты-зоологи Андрей Бабицкий, Володя Попов и Федя Казанский. Удалось исследовать почти все острова Кив-губы и два острова Чупинской губы. Два дня было потрачено на обследование острова Сидоров. Шипунов съездил в Кандалакшу, где с подачи Андрея Волкова договорился о сотрудничестве с Кандалакшским заповедником и даже заключил договор. В результате стало возможной ознакомительная поездка на Кемь-Лудский архипелаг, для чего на Картеше был нанят МРБ. Естественно, не прекращались и походы --- прошли от восточной оконечности оз. Белое до оз. Воробьево, а ближе к концу практики тщательно изучили район оз. Плотничное --- оз. Белое и нашли дорогу на север, к Нильмозерам. Много работали по морфометрии различных ``нечетких'' видов, в частности, берез и елей.

В 2002 году экспедиция продолжала развиваться, исследовательская работа приобрела поистине гигантские размеры. Было организовано 5 больших походов: к реке Кереть, к озерам в районе Хетоламбины, от Верхнего Нильмозера к оз. Белое и затем к оз. Жемчужное и Журавье (более 60 км, Великий Северный Поход III), вдоль всего берега Кив-губы от горы Шевруха до Иванова Наволока и по озерам к западу от Малиновой Варакки, а также исследованы озера в районе Нижней Пулонги. Кроме того, впервые съездили в Кандалакшу и в Хибины. Исследовали также острова востока Керетского архипелага, в том числе остров Кишкин. Был обследован и остров Олений. Наконец, с целью выяснить изменения флоры за 40 лет была организована поездка на острова Кемь-Лудского архипелага, причем участники нашли 1 озеро и 2 новых острова! В этом году началась также работа по исследованию пресноводной фауны наскальных луж на островах Кив-губы.

В 2003 году научная деятельность экспедиции стала еще более разносторонней. Была начата новая масштабная работа по использованию групп "нечетких" видов растений в качестве маркеров эволюции. В экспедиции появился нивелир, с помощью которого измеряли высоты островов, чтобы оценить их возраст. Совместные титанические усилия орнитологов и ботаников были потрачены на разработку методики оценки антропогенного воздействия на приморские биоценозы. Исследование пресноводной фауны наскальных луж набирало обороты. Результатом интенсивной работы лихенологов стал удобный определитель наиболее распространенных видов лишайников. Было проведено комплексное ботанико-орнитолого-гидробиологическое исследование озера Верхнее Пулонгское (и его островов) и близлежащих озер (Великий Северный Поход IV), а также островов Кемь-Лудского архипелага, где участники экспедиции по уже сложившейся традиции нашли два новых острова.

Зимой 2004 года двое участниц Беломорской экспедиции отправились на место базового лагеря у деревни Нижняя Пулонга для расширения сложившихся представлений о районе исследований. Переместившись в Кандалакшу, они отсканировали часть Летописи природы Кандалакшского заповедника, относящуюся к Кемь-Лудскому архипелагу, и получили пропуск на работу экспедиции на архипелаге.

В 2004 году активно продолжалась работа по "маркерам эволюции". Участники экспедиции за пять дней описали остров Кереть (!) и близлежащие островки. Исследованием островов Большой Кемь-Лудский и Перейма было завершено флористическое описание островов Кемь-Лудского архипелага. Кроме того, благодаря полному штилю, были описаны несколько островов губы Красная. С целью сбора материала по кувшинке был предпринят поход от солоноводных лагун Кив-губы до пос. Хетоламбина через озера Каменное и Сенное (Великий Северный Поход V) и два однодневных выхода к озерам окрестностей поселков Чкаловский, Чупа и Малиновая Варакка. Определитель наиболее распространенных растений был существенно расширен, была начата работа по его иллюстрированию. Продолжались и гидробиологические исследования.

Зимой 2005 года те же двое участниц Беломорской экспедиции прошли от ст. Полярный Круг через пос. Карельский до дер. Н. Пулонга. Доехали до Кандалакши, отсканировали там некоторые морские карты и фрагменты из Лоций Белого и Баренцева морей и согласовали план работ в предстоящем полевом сезоне на территории Кандалакшского заповедника. Они посетили и гербарий ПАБСИ в Кировске, где провели масштабную морфометрию сложных групп растений.

В 2005 году существенно расширилась география исследований и усовершенствовалось техническое обеспечение экспедиции. Участники экспедиции не только полностью завершили флористическое описание островов губы Кив и прошли от горы Шевруха по Кузокоцкому волоку, но и побывали на побережьи Баренцева моря. Была налажена устойчивая радиосвязь, стало привычным использование GPS, а благодаря появлению электрогенератора вносить данные в компьютер начали прямо посредине тайги. Активно продолжалась научная работа как ботаников, так и зоологов беспозвоночных.

В 2006 году нами впервые была организована зональная ботаническая практика на Кольском полуострове (обе учебные группы прошли курс ботаники на побережье Баренцева моря, в Кандалакшских сопках и на обычном месте на берегу губы Чупа), на м. Иванов Наволок в этом году не стояли. Было проведено флористическое описание островов Гавриловского архипелага на Баренцевом море. В губе Чупа проведены работы по проверке нашей методики описания островов. Кроме того, продолжились традиционные исследования фауны наскальных луж и наблюдения за надбородником на Кемь-Лудах.

В 2007 году мы переописали флору всех островов Белого моря, исследованных в 2000-2002 годах (почти 70 островов!) с целью выявить динамику флоры за прошедшие 5-7 лет. Все время практики мы базировались на м. Иванов Наволок, куда были доставлены на ССП "Прибой" фирмы "Кереть-Тур". Учебная группа побывала на трехдневной ботанической экскурсии в Кандалакшских сопках. Впервые за историю экспедиции Д.В. Сухова провела для обеих учебных групп полноценный десятидневный курс ботаники. Продолжились традиционные исследования фауны наскальных луж и наблюдения за надбородником на Кемь-Лудах, кроме того была завершена работа над текстом определителя распространенных растений.

В 2008 году были проведены расширенный курс ботаники и экскурсия в Кандалакшские сопки. Все по-прежнему базировались на м. Иванов Наволок. Ежегодные исследования на Кемь-Лудах были также продолжены. Кроме того, инициативная группа после окончания основной части экспедиции посетила Средние Луды, находящиеся более чем в 10 км от материка, и исследовала их флору.

В 2009 году практики на Белом море не было из-за недостатка желающих того школьников 9 класса. Вместо этого небольшое число школьников 9 и 10 классов вместе с С.М. Глаголевым, П.А. Волковой, Д.В. и С.В. Суховыми, а также Л.А. Абрамовой поехали в Байкальский заповедник для ознакомления с местными флорой, фауной и ландшафтами. Кроме того, Д.В. и С.В. Суховы по возвращении из заповедника все-таки посетили район экспедиции для испытания нового мотора, а также провели геоботаническое описание пробных площадок на острове Олений.

В 2010 году практика вновь базировалась на м. Иванов Наволок (участники попали туда на ССП). Основные усилия были направлены на то, чтобы наблюдать морских беспозвоночных живьем. Для этого была сконструирована сложная система протока морской воды и организована водолазная служба. Новый мотор и большая лодка облегчали проведение продрейсов и экскурсий. В рамках расширенного курса ботаники школьники познакомились не только с сосудистыми растениями, но и со мхами, лишайниками и водорослями. Гидробиологи продолжили обследования фауны наскальных луж на островах.

В 2011 году, как и во время прошлой практики, школьники (в этот раз была одна учебная группа) прошли полные курсы ботаники и гидробиологии, а также краткий курс основ выживания. Много усилий Даши Суховой было потрачено на демонстрацию пигментов водорослей при помощи хроматографии. Кроме того, проведена учебная экскурсия в Кандалакшские сопки (массив Йолги-тундра) под руководством Даши и Сережи Суховых. Причем до сопок все доехали на двух автомобилях типа "буханка" прямо из Нижней Пулонги. Небольшая инициативная группа, состоящая из П. Волковой, Л. Абрамовой, П. Борисовой и Д. Захарченко в первой половине практики побывала на побережье Баренцева моря, где изучила флору Гавриловского архипелага, острова Большие Воронухи и прилежащей материковой территории (это все относится к Кандалакшскому заповеднику). Во второй половине практики мы (Л. Абрамова, П. Волкова, Е. Елисеева, П. Борисова и приехавший ненадолго из Америки А.Б. Шипунов) провели повторное описание флоры всех небольших островов, близких и не очень (всего 110 штук!). Возглавляемые Сережей Суховым, мы добрались даже до Средних Луд, а также до острова Наумиха и близлежащего Корожного Баклыша, которые являются частью Кандалакшского заповедника. А еще мы впервые за много лет побывали на засоленном озере на мысу Красный. По традиции в который раз описали растительность пробных площадок на восстанавливающемся после пожара острове Олений. Под руководством А.Б. Шипунова был собран большой материал по морфологии ив группы ивы филиколистной, а также приморских подорожников. На средства фонда "Современное естествознание" мы приобрели еще одну большую лодку и два мотора, что существенно облегчило нашу жизнь. В последние дни практики В. Чава, С. Горбачевский и Даша-Сережа Суховы перекрыли крышу нашего лодочного сарая в Нижней Пулонге.

Мы не собираемся останавливаться на достигнутом...

Главная Общая информация Карты Фото Фольклор Острова Озера Флора Фауна